.

 

 

Игорь Николаев фестиваль «Золотой шлягер» 2011

Игорь Николаев Фестиваль Золотой шлягер г. Могилев
Нынешний фестиваль «Золотой шлягер», несомненно, запомнится зрителям благодаря сольнику Игоря Николаева. Заслуженный артист России, певец и композитор буквально покорил зал: публика всю дорогу подпевала маэстро, а он порой замолкал и с удовольствием слушал импровизированный хор. Артист постарался показать себя автором тонким и разносторонним, в том числе сыграл и свой саундтрек к голливудской картине Say it in Russian («Скажите это по–русски»).


Фильм завоевал 11 призов на различных международных фестивалях. А в Чикаго получил награду за лучшую музыку к кино. Узнали зрители и об истории создания некоторых песен. Знаменитый «Паромщик», к примеру, сначала рассказывал о... Первой мировой войне. В стихотворении Николая Зиновьева речь шла о некоем перевозчике Иване Макаровиче, который помогал инвалидам, вернувшимся после лечения из госпиталя, перебраться с правого берега на левый. Но Аллу Пугачеву такой текст не устроил — хотела петь о любви. Стихи пришлось переделать.

В своем сольном шоу на «Золотом шлягере» Игорь Николаев сначала предстал перед зрителями грустным, разочарованным странником, исполняя песни «Незваный гость», «Две звезды». А потом — счастливым и каким–то юным. Чему, впрочем, удивляться не стоит. Ведь рядом с Николаевым часть концерта на сцене провела его молодая жена Юлия Проскурякова. Супруги в песнях объяснялись друг другу в любви. Выглядело это романтически–трогательно...

  

После финальной композиции маэстро согласился ответить на несколько вопросов «СБ».

— Игорь, два года назад — когда приезжали на «Золотой шлягер» — обращаясь к зрителям, вы сказали, что «все хорошее только начинается»...

— Точно так сказал? Значит, как в воду глядел.

— Вы уже не в первый раз приезжаете на фестиваль. Понравилось у нас?

— Тем, кто лет 20 назад начинал взрослую жизнь, не хватает музыки, существовавшей во времена их молодости. А «Шлягер» ее как бы возвращает. И я хочу участвовать в этом процессе. Тем более песни прошлых лет были сделаны действительно качественно. И сейчас звучат круто. Именно поэтому The Beatles, АВВА, Майкл Джексон востребованы — их записи продаются колоссальными тиражами.

— Работу над музыкой к кино продолжаете?

— Пока нет.

— Почему?

— Я не совсем точно выразился. Просто не хочу рассказывать о переговорах, которые ведутся, и музыкальных набросках. Это не мой стиль. Сначала что–то сотворю. А потом уже покажу, как получилось в результате. Что такое кинематограф? Это большая индустрия с огромными деньгами. Невозможно просто постучаться в дверь и сказать: «Возьмите меня в кино». Надо годами быть в этой структуре, в этом, если хотите, своего рода клане. Когда работал над музыкой к Say it in Russia, ощущал уровень. Великолепная операторская работа. Замечательные актеры. Одна Фэй Данауэй, получившая «Оскар» за «Бонни и Клайда», чего стоит. Мою музыку исполняли два симфонических оркестра — белградский и лос–анджелесский. Потому там такое звучание, что аж мурашки по телу. А делать за маленькие деньги маленькую музычку к маленьким российским сериалам я не хочу. Скучно это. Работать в Америке над звуковым оформлением кинолент интереснее, чем слушать амбициозные разговоры наших киношников о будущем кинематографа. В Штатах люди спокойно живут и делают свою работу — без пафоса.

— Я назвал бы вас мультижанровым. На сцене видел Игоря Николаева в роли эстрадного певца, джазового композитора и великолепного импровизатора. Что вам ближе?

— В творчестве для меня главное — взаимная любовь. Люблю песню потому, что она любит меня. Если не складываются взаимоотношения с каким–то жанром, зачем себя насиловать? Но в то же время всегда к написанию песен относился как к хобби. Внутренним стержнем считаю для себя классическую музыку. Люблю читать и анализировать партитуры разных исполнителей. Мне это интересно. Почему–то кажется, если начну считать процесс чем–то профессиональным, перестанет получаться.

— Но в то же время считаете себя профессионалом.

— Давайте приведу вам один пример. У публики имя Игоря Николаева никоим образом не ассоциируется с шансоном. Между тем половина песен, которые крутит «Радио «Шансон», — мои. Навскидку: «Таганка, девчонка–хулиганка», «Плохая примета — погасла сигарета». Да и «3 сентября», которую поет Шуфутинский. Есть очень много песен, которые живут как бы сами по себе. Между тем я их автор. Просто личность должна быть выше жанра. Тот композитор, который может сочинять в любом из них, может считать себя профессионалом.

— Читаете современную литературу?

— Да, причем много: во время долгих перелетов не могу спать в самолете. Вот и перечитываю то, что когда–то было интересно, — сравниваю сегодняшние ощущения с теми, что были годы назад. Люблю Пелевина, Сорокина. Но они редко пишут. А не так давно открыл для себя писателя Дмитрия Липскерова. Очень нравятся все его книги — какую–то одну даже выделить не могу.

— Не случайно спросил об этом. Во многих ваших песнях есть названия книг. «Мастер и Маргарита», к примеру. А с каким книжным персонажем ассоциируется для вас ваша супруга?

— Юля не литературный персонаж. Это человечек, который искренне впитывает в себя чудесные песни, фильмы и книги. И радуется всему хорошему в жизни.

— Почему для рокеров не пишете?

— Настоящие рокеры поют чисто — Led Zeppelin, Deep Purple, Джон Бон Джови. То, что можно увидеть на российской рок–сцене, к музыке отношения не имеет. Вместе с тем Серега Мазаев — классный музыкант. Он исполняет мою композицию «Я люблю тебя до слез» и делает это классно.

— С Сахалина вы переехали в Москву. Потом какое–то время жили в Штатах. Зависит ли ощущение счастья от места проживания?

— Нет, конечно. Об этом я пою в своей наивной на первый взгляд песне «Мельница». А может, не такой и наивной — иначе она не стала бы хитом в огромной советской стране. Главный смысл ее в том, что я возвратился в город детства. Это песня про замыкающийся круг, который называется «человеческая жизнь». Как бы вы ни хотели этого избежать, но рано или поздно приходится возвращаться к истокам. Или судьба преподносит вам встречи со старыми друзьями, увидеть которых вы уже и не мечтали.

— Вы написали множество шлягеров. Какой самый любимый?

— Если в семье много детей, то как можно выделить кого–то одного? Так и с песнями. Все их люблю. Сказать, что отдаю предпочтение одному шлягеру, будет нечестно по отношению к другим. Единственное — не понимаю, как им удалось выдержать испытание временем. Скоро исполнится 30 лет как были написаны «Комарово», «Две звезды». Они не звучат в ротациях радио или телевидения. Но люди все равно их поют, молодежь в том числе. Приятно. Ну а самые любимые песни, наверное, все же те, что не стали хитами. Елки зеленые, я вложил в них душу — и ничего...

Автор публикации: Павел МИНЧЕНКО

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить