.
Форум сайта «Свирель» на протяжении нескольких месяцев имел возможность задавать вопросы своему любимому артисту и композитору Игорю Николаеву. На самые актуальные и интересный вопросы Игорь Юрьевич с удовольствием дал свои ответы.

Сайт «Свирель» очень рад предложить вашему вниманию этот материал и выражает огромную благодарность Игорю Николаеву за внимание к поклонникам. А так же благодарим Юлию Проскурякову за организацию беседы и Оксану Гетманову за техническую поддержку. 

Вопрос от Ольги Юдиной:


Что из последнего прочитанного Вас заинтересовало? Что посоветуете прочесть Вашим поклонникам?

Я много читаю. Если я начал читать какого-то писателя и на него, как говорится, «подсел», то я уже не успокоюсь, пока не прочитаю все его тексты. Например, год назад я прочитал книгу Липскерова «Демоны в раю» и понял, что должен прочитать все, что он написал. Оказалось не так уж много, но и не мало. Около десяти книг. И я прочел их все, начиная от «Леонид обязательно умрет» и заканчивая последней книжкой «Мясо снегиря».
Пелевина тоже читаю. И в то же время – все фандоринские «штучки» Акунина. Такой вот парадокс.
Кроме того, с недавних пор меня стал интересовать Аксенов. Последнее, что прочитал – роман «Таинственная страсть». Его надо было раскодировать, но этому я раньше научился, читая «Алмазный мой венец» Валентина Катаева. Там тоже были зашифрованы имена поэтов, однако сразу становилось ясно, кто из персонажей – Маяковский, кто Есенин, кто Игорь Северянин, кто Анна Ахматова. И это было сделано блестяще.
В книге «Таинственная страсть» использован тот же прием, но при этом Аксенов описал шестидесятников, а их узнать уже труднее. Но как минимум я смог сразу вычислить Евтушенко, Вознесенского, Ахмадулину и некоторых других. Хотя бы потому, что многие истории мне уже были известны из мемуаров самих Евтушенко и Вознесенского.
А недавно я узнал, что сам Аксенов считал своей лучшей книгой «Кесарево свечение». Вчера купил эту книжку в магазине и намерен ее читать.


- А из классики что-нибудь перечитываете?

Иногда перечитываю; для меня это то же самое, что смотреть старые фильмы. Кстати, о фильмах: моя любимая картина – «Ромео и Джульетта» режиссера Франко Дзеффирелли, где Оливия Хасси играет Джульетту. Затем она сыграла Марию в фильме того же режиссера «Иисус из Назарета». Это, по моему мнению, гениальные фильмы. А с другой стороны, возьмем старое советское кино – есть вещи, которые можно бесконечно пересматривать буквально подсознательно, одновременно занимаясь своими делами. Например, когда показывают фильмы «Ирония судьбы или с легким паром», «Иван Васильевич меняет профессию» или «Кавказская пленница» – понятно, что видишь это все в 529-й раз, но это тебя нисколько не напрягает.
То же самое и с книгами. Можно постоянно перечитывать «Мастера и Маргариту» или «Золотого теленка», не напрягаясь, понимая, что ты это все уже читал, зная, о чем будет следующая строчка, просто релаксируя. Или, скажем, сравнивать свое школьное незрелое впечатление с теперешним, зрелым. Например, прочитать сейчас «Мертвые души» – это даже забавно. Но я все-таки считаю, что зачастую это пустая трата времени. Потому что ты все это уже знаешь, а есть много того, чего ты не знаешь. В твоей библиотеке могут стоять книги, которые ты не читал никогда. Зачем они стоят? Для интерьера? Ты же не ханжа, не мещанин, чтобы просто поставить книжки ради красивых корешков. Ты должен открыть их и прочитать. Хороших книг очень много, и целой жизни не хватит, чтобы их все прочитать хоть по одному разу.
По большому счету для каждого есть только Одна Книга, которую имеет смысл перечитывать, но это уже вопрос веры. Если ты христианин, то должен перечитывать Библию, если мусульманин – Коран, если ты иудей – читай Тору. Однако тут, прямо скажем, уже не совсем о книгах идет разговор…



Вопрос от Марии Кукатовой\MariaSPb:

- Как Вы думаете, почему бум мюзиклов в Москве достаточно быстро закончился? Почему этот жанр так плохо приживается в России?

Потому что у нас нет туристического потока, людей, которые приезжают в столицу мира, как, например, в Нью-Йорк. Почему в Нью-Йорке мюзикл «Кошки» или «Фантом» может идти 20 лет? Потому что всегда есть свежая публика. Одни улетели, другие прилетели. Если человек оказывается в Нью-Йорке, куда ему нужно пойти? На статую свободы посмотреть, на Тайм-сквер поехать и на Бродвей сходить. Был на Бродвее – и хорошо. Есть театралы, которые, приезжая в Нью-Йорк и узнавая, что там премьера – сразу идут на нее.
Несопоставим поток публики.
А у нас мюзикл воспринимается просто как новое шоу. Элита вся сходила бесплатно на премьеру по приглашениям, элита калибром поменьше пошла по билетам, обеспеченные граждане тоже сходили. Но этот аншлаг длится всего пару недель. Потом полгода самоокупаемости, максимум полгода… Но 20 лет подряд невозможно здесь ставить спектакль, а он себя материально оправдывает только в таком случае. Я помню, как пришел на «Фантом» в Нью-Йорке, был классический театр и зал, похожий на Театр Оперетты. И тут гаснет свет, публика садится, затихает… и вдруг гигантская люстра начинает падать им на голову. Люди в шоке, а это уже проделки фантома. То есть еще спектакль не начался, а уже фантом показывает свою силу, он уже где-то здесь. В такие декорации вкладываются миллионы, но эти миллионы и возвращаются. Потому что спектакль идет минимум двадцать лет. А какой смысл у нас вкладывать деньги, если изначально известно, что они не вернутся?
И потом еще встает вопрос окупаемости. Прибыли, эквивалентной американской, у нас не добиться. Двести долларов стоит билет на шоу на Бродвее. Умножьте это на полторы тысячи мест – и вы поймете, что таких денег за одно представление вы никогда не получите в Москве. А ведь если в мюзикле «Красавица и Чудовище» занята Тони Брекстон – значит, ей нужно заплатить соответственный гонорар. Нет, у нас тоже хорошие звезды участвуют в шоу, но цена билета от этого, к сожалению, не вырастает.
Единственно возможный у нас вариант – найти спонсоров. Тухманов вместе со Львом Лещенко нашли спонсора на спектакль «Царица» и показали его в Питере и в Москве. Деньги не вернутся никогда. Сшили дорогие костюмы, сделали красивые декорации – все это оплатили спонсоры. А чтобы спектакль сам по себе стал самоокупаемым – это, увы, в наших условиях пока невозможно. 


Вопрос от Анны Богомоловой \Анютка:

- Планируете ли Вы записывать песни на английском языке?


Когда я вижу, как наши звезды эстрады пытаются петь на английском, у меня возникает вопрос: а зачем? Кто потребитель этого товара? Удивлять нашу публику тем, что ты по-английски можешь петь? Если у тебя в зале сидят русские люди – пой для них по-русски. Я участвовал в музыкальной программе во дворце спорта в каком-то городе вместе с Сергеем Лазаревым. И он красиво пел на английском языке. А в зале сидела наша русская публика. Что они должны были думать – что это парень из Англии приехал, что ли? Если они понимают, что он не из Англии – то зачем он поет по-английски? Если у тебя гастроли в Лондоне и к тебе пришли местные жители, а не эмигранты из России, то тогда для них ты должен петь по-английски. Это я понимаю. А для чего петь для русских слушателей на английском языке – этого я не понимаю.
Если мне предложат сделать пластинку в Америке на английском языке, то это пойдет в сеть американских магазинов. Кто-нибудь может и купит. Американец купит, чтобы послушать мои песни на своем языке, а не на каком-то смеси турецкого с китайским. Я спрашивал у американцев, как для них звучит русский язык. Они отвечают – нечто среднее между турецким и китайским. Мы не должны питать иллюзий, что разговариваем на языке Бельканто. Это итальянский язык – язык Бельканто. Поэтому итальянские оперы поются на языке оригинала – и в Вашингтоне, и в Пекине, и в Москве. Во всем мире музыку учат по-итальянски. Все музыкальные термины – итальянские. Поэтому оперная музыка красиво звучит на итальянском языке. На других языках она звучит противоестественно –  конечно, за исключением тех опер, которые сразу уже написаны на языке оригинала. Если Чайковский написал оперу «Евгений Онегин» – то она, конечно, лучше звучит по-русски, и на итальянский ее переводить не надо. Но и на английский, кстати, тоже.


Вопрос от Грдэнь Станислава \ fanfrompoland - Польша:

- Вы когда-то рассказывали, что собираетесь выпустить книгу с историями Ваших песен. Будет ли такая книга?


Да, у меня раньше была такая идея. Но мне попалась в руки книжка Леонида Петровича Дербенева, которая была сделана именно по такому принципу: сначала идет история написания песни, а потом она сама. И я поймал себя на мысли, что мне, как читателю, абсолютно неинтересно читать эту историю сочинения текста, хотя песня-то мне нравится. Я задумался: с какой целью люди покупают такие книги? Если они хотят прочитать текст, то могут купить простой авторский сборник.
А если человек купил мемуар, где тексты перемежаются с историями их написания – то он как бы сел между двух стульев. Это и не биография поэта, и не сборник текстов. Я понял, что читателю будет совсем неинтересно это читать. Посетители сайта «Свирель» или официального сайта и так могут найти на них тексты всех моих песен. И зачем им какая-то книжка? А использовать такой бумажный объект как предмет для написания автографов я тоже не хочу. Для этого есть открытки и пластинки.

- А стихи не из песен?

Это другое дело. Книжка с моими стихами будет интересна очень узкому кругу читателей, также как и любая поэзия. В чем проблема? Если появляется поэт Иван Иванов или Сидор Сидоров – то это новое имя. Интересно – что за поэт? Полистаем его сборник: а вдруг это какое-то откровение поэтическое? А когда Игорь Николаев выпустил сборник стихов… ну что Игорь Николаев – с ним все ясно. Песенник. Ну, наверное, это просто неудачные стихи, которые не стали песнями, и которые он решил засунуть просто в сборник стихов, чтобы хоть как-то от них избавиться. Так устроена ментальность людей. Для того, чтобы разубедить их – недостаточно просто книжку издать. Потому что книжку сложишь под свой рояль,  весь тираж, и на этом все закончится. Будешь постепенно по одной книжечке доставать – дарить автографы. Все – вот судьба тиража. Даже Марина Ивановна Цветаева, отнюдь неплохая поэтесса, и то она писала: «Разбросанным в пыли по магазинам, где их никто не брал и не берет, моим стихам, как драгоценным винам, наступит свой черед». И здесь ключевая фраза: «Где их никто не брал и не берет».

В советском союзе, когда все было дефицитом, достать томик Марины Цветаевой, считалось большой удачей. Но при жизни при ее – этот сборник никто не покупал, она сама писала об этом. Я не хотел бы такой печальной судьбы для своих книжек, чтобы они были разбросаны в пыли по магазинам, где их никто не брал и не берет. Или нужно делать это как коммерческий продукт: глянцевое издание с фотографиями, с историями, которое может купить обыватель. Там будут тексты всех песен, там будет отдел стихотворений для тех, кто захочет их прочитать. Вот такое издание я понимаю.



Вопрос от Ирины Исаевой \ Тихие зори:

- Мы все знаем, что Вы любитель тенниса, а еще какие виды спорта Вам интересны? 


- Я очень люблю смотреть по телевизору некоторые виды спорта или даже посещать игры. В Майами люблю ходить на хоккей, на баскетболе был несколько раз, мне очень нравится NBA. Атмосфера американского хоккея – отнюдь не то же самое, что атмосфера нашего хоккея. Я был недавно на Кубке Первого канала, наши играли в Москве зимой.. Я понял, что мне не очень уютно находиться там. Несмотря на то, что сборная России играла, почему-то неполный зал был. И патриотизм у нас какой-то своеобразный – работает только в случае выигрыша команды. В случае проигрыша начинаются оскорбления, обидные крики. Почему? Если ты любишь свою команду, играющую за твою страну, зачем ты ее обижаешь? Представьте, что наша страна начала проигрывать какую-то войну. Что же, надо сразу ее возненавидеть и перебежать на сторону противника? Это неправильно. Наоборот, свою команду нужно даже больше любить в ситуации проигрыша, чем в ситуации выигрыша. Поэтому атмосфера нашего хоккея мне немного неприятна; я не хочу присутствовать в таком скоплении народа, где вдобавок еще и энергетика не очень хорошая. Может быть, все комплексы и тяготы жизни наши люди выплескивают на поле? Во всем мире ситуация с болельщиками иная. Когда команда проигрывает, болельщики кричат «Ура!» и поют песни: «Мы с Вами, сейчас вы выиграете». А у нас на проигравших обрушивается реакция: «Эх, вы!»
Поэтому я больше люблю смотреть командный спорт по телевизору или за границей. Вот в Америке хоккейная команда «Флорида Пантерз» – невезучая и не слишком хорошая, она все время проигрывает. Но все равно народ ей верен, ходит на стадионы, поддерживает. Твердо знают при этом – плохая команда; но продолжают ходить в майках с их символикой и фанатеть. Команда проигрывает, а люди ее любят. В этом есть что-то правильное.
Из всех видов спорта больше всего я люблю теннис. Там нет такого  агрессивного боления – против кого-то или за кого-то. Одиночки играют друг с другом – и это борьба личностей, а не команд. Одиночный спорт хорош тем, что каждый сам за себя. Эта девушка сегодня проиграла, а эта выиграла. А завтра будет наоборот. Теннис – вид спорта, где я чувствую себя, как рыба в воде, люблю приходить на любые соревнования или сам участвовать.


Вопрос от Андрея Щёголева \ Лесной брат:

- Вы хотели бы проводить мастер-классы для начинающих музыкантов?


- А кто в этом нуждается? Молодые музыканты амбициозны и думают, что они всё лучше знают, чем предыдущее поколение, которому давно на пенсию пора. Поэтому вряд ли нужно кого-то учить. Наоборот, должна быть несколько вампирическая история – чтобы предыдущее поколение училось у следующего. К тому же я не преподаватель вокала и не человек, обучающий игре на музыкальных инструментах. Единственное, чем могу помочь молодому исполнителю – создать ему репертуар. В этом случае могу являться автором, продюсером – кем угодно, но только не педагогом. Вряд ли мое умение и знание того, как сочинять песни, кому-то нужно. Вряд ли кто-то придет ко мне и попросит научить его каким-то музыкальным схемам и движениям; скорее он скажет: «Спасибо, не надо, Игорь Юрьевич, сейчас другая музыка. И мне Ваше учение, с Вашими чудесными примерами, даром не нужно». А если кому-то мои советы и нужны – то этот человек меня найдет. Если при этом и мне он будет интересен – то почему бы и не сотрудничать с ним? Я у него поучусь, он у меня поучится. Но это происходит крайне редко, таких персон нет. Когда ничему не обученный Бах дошел до деревушки, где Гендель играл на органе, у них творческие отношения получились. Но это редкий случай и поэтому он и вошел в историю. Такое случается раз в несколько столетий. Гений пришел к гению.

- Но, возможно, педагоги нужны и для того, чтобы понять, может ли у конкретного человека его талант превратиться в нечто нужное потребителю, стать бизнесом? Стоит ли молодому музыканту пытаться войти в мир шоу-бизнеса?

- Если человек задает себе этот вопрос, то ответ однозначный: не стоит. Люди становятся на эту стезю, когда у них нет выбора, когда они ничего другого не могут делать, потому что хотят заниматься только музыкой, они в тупике. Тогда им надо думать: как. А если есть выбор, заниматься или не заниматься музыкой – то лучше не надо.



Вопрос от Елены Ивановой \ Елена:

- Можете ли Вы назвать кого-то из молодых звезд, кто, по Вашему мнению, останется не сцене и через 20 лет?


- Я не могу прогнозировать на такой срок, потому что не знаю, останется ли сцена как таковая. Или будут какие-то другие виртуальные формы зомбирования слушателей. Тем более что на первобытном уровне это уже произошло, и пример тому – Глюкоза, нарисованная девочка, которая потом все-таки засветилась. А на Западе есть виртуальная группа «Gorillaz», которая не засвечивается.
Но если создать образ артиста в 3D, некий симбиоз Майкла Джексона, Принца и Джастина Тимберлейка, который будет приходить в ваш дом виртуально, голографически садиться на диван и петь песни, – то, возможно, живые артисты покажутся анахронизмами, которым пора перестать петь и найти себе другое занятие.
Только классическая музыка не претерпит изменений, эта ниша будет всегда, люди будут слушать оперу и смотреть балет. А что случится с поп-музыкой, особенно если мы говорим о сроке 20 лет, я не знаю. Невозможно представить, какой артист будет нужен публике через 20 лет. Сегодняшние ценности быстро становятся вчерашними и ненужными. Артисты отмирают быстро, а новые при этом не появляются. Нет сейчас мегазвезды, адекватной мегазвездам двадцатилетней давности. Даже Дима Билан представляется человеком из глубокого прошлого, эдаким Заслуженным артистом России. Ему пора вешать орден и надевать на него пиджак и галстук.
Не только в России нет нового человека, который стал бы мегазвездой; так и по всему миру. Мадонна так и осталась мегазвездой, хотя она моя ровесница (Игорю Николаеву в этом году исполнилось 50 лет – прим. ред.). А кто еще? А никого нет. Поэтому все ждут опять нового альбома Мадонны, так как ждать больше нечего и не от кого.
Я считаю ошибкой некоторых звезд то, что они молодятся.
Чем человек дальше не понимает, что должен одеваться и вести себя соответственно возрасту, тем он смешнее выглядит. Элтону Джону исполнилось 60 лет, так он у Версаче сшил черный с золотом костюм, где на спине красуется огромное число «60»! У него нет комплексов по поводу возраста. Он не говорит, что ему 28. И именно поэтому он – все тот же Элтон Джон, собирающий аншлаги по всему миру.


Вопрос от Сергея Кушнир \ Fan # 1:

- Как Вы относитесь к многоканальной музыке (квадрофония, система 5.1). Что это – модный аттракцион или новый вид искусства?

Это уже не новая система, все фильмы построены на ней. В любом приличном кинотеатре стоит система 5.1, когда у зрителя над головой прокатывается булыжник со скалы – сначала появляется сзади, потом спереди. Это элементарная озвучка для кино. 
Но в  своих аранжировках я этим не пользуюсь. Что дает использование системы 5.1, например, при записи дисков с  симфонической музыкой? Слушателю кажется, что он сидит внутри симфонического оркестра – почти там, где дирижер. Но в реальной ситуации, когда человек слушает симфоническую музыку в зале – такого нет. Человек сидит в зрительном зале и перед ним оркестр. Он может только стереозвук слышать, сзади него оркестр не играет. Там его нет, там только выход, и билетерша спит на стуле. Звуки идут только со сцены. Так зачем же человеку слышать то, что он не слышит в реальной жизни? Система 5.1 используется при создании компьютерной музыки или для спецэффектов в кино (приезд поезда, прилет космического корабля, дождь, снег, внезапные крики индейцев). По большому счету эта технология обманчива, поскольку у человека только два уха, а не пять. Так уж он устроен. Если бы у него было пять ушей на голове – плюс еще одно, отдельное, где-нибудь в другом месте  –  тогда бы технология 5.1 стала тем, что нужно. Но у каждого из нас только по два уха, поэтому оптимальный вариант для нас все-таки стерео.



Вопрос от Владимира Михайловского \ stekolshik:

- Кто-нибудь из музыкантов являлся предметом подражания с Вашей стороны в годы Вашего детства и юности?


Мне нравились музыканты, которые совмещали классику и рок. Больше всего я любил группу Emerson, Lake & Palmer – впрочем, они и до сих пор для меня номер один. У них были подражатели в разных странах, например, в Польше Чеслав Немен откровенно подражал этой группе.
Очень нравилось мне то, что пел Владимир Мулявин («Песняры»). Поэтому я и выбрал для исполнения на «Новой волне» песню «Наши любимые». Володя был моим кумиром, я знал его лично, общался с ним. Кстати, он тоже носил усы и длинные волосы. Мне кажется, что глубже и талантливее его на советской эстраде не было.


Вопрос от Елены Жулидовой \ Saga:

- Мы часто видим Вас на концертных съемках. И вы говорили, что в сегодняшних реалиях это выгоднее, чем съемка и ротация роликов. Вы навсегда отказались от видеоклипов?


Клипы надо снимать новым артистам, под раскрутку которых положен бюджет. К примеру, некий продюсер хочет, чтобы его подопечная стала известной. Он понимает, что должен минимум миллион долларов в нее вложить, только в этом случае хоть кто-то узнает ее имя и фамилию. В большой концерт на федеральном канале ее не возьмут. Тогда каким образом про нее узнают? Надо снять клип, по возможности – подороже, и разместить его на музыкальных каналах. Доля музыкальных каналов в общей сетке вещания крайне мала, аудитория очень ограничена – молодежь и подростки. Эти люди в большинстве своем не способны купить билет, разве что выпросят деньги у родителей. Да и в таком случае они уж скорее возьмут билет на концерт уже известных молодежных групп, например, на «Токио Отель», чем на эту девушку, которую первый раз показали по телевизору.
А уже известному артисту смысла снимать клипы - практически нет. Самоутверждаться ему не нужно. Пожилого артиста в любом случае не возьмут на молодежные музыкальные каналы – ни на Муз - ТВ, ни на MTV. А если и возьмут, то в лучшем случае покажут в программе «С добрым утром» в течение трех секунд. Или в три часа ночи в программе «Горячая десятка».
Музыкальные каналы Муз - ТВ и MTV смотрят 0,3–0,5 %  зрителей. При том что федеральные каналы смотрят 16%– 20%. Как это можно сравнить?
Артисту выгоден эфир на трех каналах – Первый, РТР и НТВ.
Зрительский рейтинг всех остальных каналов на порядок ниже. Поэтому для меня сделать большую передачу на НТВ или спеть песню в «Субботнем вечере» гораздо интереснее, я понимаю, что ее увидят несравнимо большее количество телезрителей, чем мой клип на музыкальном канале. А деньги в клип вкладываются большие. Для чего?
Можно разместить этот клип на официальном сайте в Интернете и празднично его смотреть. Это не дает мне плюса никакого. Пусть даже я буду чуть лучше выглядеть, мне вытянут лицо и замолодят щеки компьютерной графикой. Ну а кого мне обманывать, я что – девушка, что ли?  Что есть – то есть. I’m sorry.
Тем более что я уже снялся в достаточном количестве клипов, режиссером нескольких из них был Олег Гусев.  Надо мной летали компьютерные дирижабли, я сам в них летел. Кстати, в то время были утренние и дневные передачи, где можно было эти клипы  показать. Меня приглашали в студию и спрашивали:
- Игорь, что у вас новенького?
- Записал новую песню и снял клип! – отвечал я.
- Да что вы говорите, давайте посмотрим!
Клип засвечивался на федеральном канале, его переписывали все телекомпании и крутили в концертах по заявкам. А сейчас формат таких передач себя исчерпал.

До новых встреч! 
До новых вопросов!
 

Комментарии  

0 #3 adminsvirel 15.01.2013 23:55
Ответ от Юлии Проскуряковой: Цитата"Так как права песни принадлежат двум авторам Игорю как композитору, но есть еще Павел Жагун на связь с ним выйти проблематично. Мое мнение песню можно использовать, то, что касается музыки мы говорим да, то что касается автора слов пусть обращается к Павлу Жагуну, так как за автора слов мы не вправе решать!"
Цитировать
0 #2 Оксана Борнштейн 06.01.2013 23:03
можно использовать ваше произведение, чтобы поставить танцевальный номер и заявить его на конкурс-фестива ль
Цитировать
0 #1 Оксана Борнштейн 06.01.2013 20:25
вопрос: я учусь в консерватории Римского-Корсак ова в Санкт-Петербург е на режиссуре балета, танцую, хочу принять участие в международном танцевальном конкурсе-фестив але в Финляндии в июне месяце, хочу поставить дуэтное танго, и мне нужно знать могу ли я использовать ваше произведение " Там нет меня " в исполнении Севары, как это делается?
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Мы используем файлы cookie для улучшения работы веб-сайта и вашего опыта при его использовании.
Политика конфиденциальности.

  Я разрешаю использовать файлы cookies и принимаю условия.
Политика конфиденциальности