.

 Теленеделя № 33 за 2010
Игорь Николаев признается, что еще пять лет назад не собирался ничего менять в своей жизни. Но как раз тогда встретил девушку, которую полюбил, и... стал другим. О своем «нечаянном счастье» певец и его избранница Юлия Проскурякова рассказали Ксении ПАДЕРИНОЙ.

Игорь Николаев: знакомые поздравляют нас со свадьбой.
Журнал Теленеделя № 33 2010

Когда и где родился: 17 января 1960 года в г. Холмск (остров Сахалин)

Знак зодиака: Козерог

Семья: мама — Светлана Митрофановна; дочь — Юлия Николаева (32 года), композитор; невеста — Юлия Проскурякова (28 лет), певица

Образование: окончил училище при Московской консерватории по классу скрипки, эстрадное отделение Московского института культуры

Карьера: в 1980 году начал работать клавишником и аранжировщиком в ансамбле «Рецитал». В 1983 году Алла Пугачева исполнила его песни: «Айсберг» и «Расскажите, птицы». В 1986 году начал сольную карьеру. Выпустил более 30 альбомов. Писал песни для исполнителей: Алла Пугачева («Паромщик», «Две звезды», «Осенний поцелуй», «Озеро надежды», «100 друзей» — всего более 30 песен), Наташа Королева («Желтые тюльпаны», «Маленькая страна» — всего более 50 песен), Филипп Киркоров («Я не Рафаэль» и др. ), Ирина Аллегрова («Странник мой», «Младший лейтенант» — всего более 30 песен), Кристина Орбакайте («Пусть говорят» и др.), Игорь Скляр («Комарово») и др. Хиты собственного исполнения: «Дельфин и Русалка», «Выпьем за любовь», «Малиновое вино», «Пять причин» и др.

View the embedded image gallery online at:
https://svirelin.ru/interview/telenedelya.html#sigFreeIdf7d750e730


«Стерпится — слюбится» — это не для меня


— На днях на одной из вечеринок к нам с Юлей подошла Людмила Нарусова, мама Ксюши Собчак, — рассказывает Игорь Юрьевич. — «Поздравляю со свадьбой! — сказала она, по-дружески обняв меня. — Вы молодцы!»

Нарусова пошла дальше, а мы с Юлькой даже не успели ответить: «Свадьбы-то не было!» Глупое положение: все вокруг уверены, что мы уже поженились. Люди поздравляют, а в их глазах — обида: мол, почему не пригласили? А нам с Юлей и звать их, собственно, пока было некуда...

Свадьба, конечно, будет, и у нас уже есть обручальные кольца. Мы выбрали их, когда покупали колечко для Юли на помолвку. Она состоялась в конце прошлого года...

Мы с Юлей уже почти пять лет вместе. Срок немаленький. Я замечаю, как Юлька взрослеет, становится немного другой, более серьезной, женственной. Конечно, она девушка с непростым характером, но и у меня характер «неподарочный». Хотя сейчас все притирки позади. Люди должны иметь возможность сделать свой выбор, понять, все ли их устраивает в человеке, который рядом, или нет. Лично я решение принял...

 Признаюсь, до встречи с Юлей я не планировал менять свою жизнь и не искал любви. Все случилось само собой.

В моем окружении Юлю приняли не сразу, не все поверили в искренность ее чувств. Да и сам я сомневался... Но я считаю, что если никому не веришь, нужно сразу готовиться к жизни холостяка. Что, кстати, тоже вариант: люди, которые так делают, по-своему правы. Они сохраняют свои нервные клетки в неприкосновенности, никто не покушается на их свободу. Так что одиночество — это не так уж и плохо! Иногда прошлый негативный опыт отталкивает людей от следующих попыток создать семью. У них появляется страх перед новыми отношениями. Но стоит ли осуждать их за это? Думаю, нет...

Я не в той ситуации, чтобы ломать себя, жить с тем, с кем не хочется. Если бы мне было некомфортно, мы бы давно с Юлей расстались. Но мы вместе, и это о многом говорит.

Для меня всегда было главным, чтобы отношения строились на любви. В жизни было много соблазнов, я симпатизировал красивым обеспеченным девушкам, но каждый раз задавал себе вопрос: «Для чего мне это общение?» Строить все по принципу «стерпится — слюбится» я точно не могу. Хотя для кого-то это, может, естественно. Мне же нужно все и сразу. Жизнь так коротка, что нет времени для разгона.

Самая частая ошибка в человеческих отношениях — это жизнь по инерции. Когда все уже подошло к концу, вы стали, по сути, чужими людьми, но продолжаете быть вместе. Зачем?

И я совершал эту ошибку несколько раз. Обычно мои отношения с девушками длились около 10 лет, и последние два-три года было явное «доживание». Хотя это не отменяет семи лет счастья... В молодости не страшно потерять эти два-три года. А в зрелом возрасте не практично тратить время просто так.

Я давно открыл для себя истину: если ты бежишь домой, стремишься туда — значит, у тебя есть семья. А если хочется погулять — значит, дома что-то не так... Рядом с Юлей я стал более домашним, более спокойным, менее склонным к загулам. Я знаю, что она ждет, и мне кажется неправильным надолго оставлять ее одну, иначе какой смысл вообще в том, что мы вместе?

 

Коньяк уже не поможет...

— Я знаю, что Юля хочет ребенка, но для меня дети — это, в первую очередь, жуткая ответственность. У меня есть дочка, поэтому я представляю, о чем говорю. К счастью, она еще в наши советские годы прошла через все эти опасные переходные возрасты и сумела избежать проблем. А сейчас, мне кажется, детей на каждом шагу подстерегают опасности. Я свое детство провел без слова «наркотики», даже не знал, о чем идет речь. У нас был дешевый портвейн, потом водка, коньяк — вот, собственно, и все «радости».

А сейчас соблазнов стало значительно больше, да и психика у детей поменялась. Нет сдерживающих центров — пионерской и комсомольской организаций, которые строили детей, воспитывали, несли некую идею. Все это убили, взамен ничего не дали, и дети остались без опоры. Это место в обществе могла бы занять религия, но и этого тоже не случилось. Сейчас кому папа купил телефон, компьютер, что-то еще — тот и круче. Так получается? И вот все это мне не нравится.

Я отдал бы своего ребенка в самую простую школу — такую, где еще остались понятия о советской системе образования и воспитания, где проводятся линейки, есть дежурство по классу, мытье пола. Считаю, это более правильно.

Я уже сейчас морально готовлюсь к тому, что с появлением ребенка в жизни не просто добавятся какие-то трудности, а будет ежедневное умирание от страха. А это не есть хорошо... Когда моя дочь Юлька была маленькой, я знал, что полдня она будет в школе, потом придет домой, займется уроками, погуляет. И я, будучи на гастролях, могу быть спокоен за нее. Было ощущение безопасности, а сейчас оно пропало.

Мне было 19 лет, когда я стал отцом. Я дежурил по ночам у кроватки дочери, хотя, по сути, сам еще оставался ребенком. Я везде суетился, бегал, что-то устраивал, и при этом у меня все получалось. Помню, как записывал ребенка в садик, не имея московской прописки, — это была целая проблема в Советском Союзе. Потом каждый день в шесть утра в мороз под минус сорок залезал с Юлькой в битком набитый автобус и ехал от Алтуфьевского шоссе, где снимал квартиру, в центр. Это было трудно, но выбора не было. А сейчас, спустя годы, мне кажется: разве это были проблемы? Ведь я, получается, просто взял бутылку коньяка и коробку шоколадных конфет — и все решил: устроил ребенка в сад. А сейчас все намного хуже, страшнее. Коньяк уже не поможет...

Юльке придется себя ломать

— Я никогда не загадываю, какими будут наши отношения с Юлей через несколько лет. Мне кажется, это глупо, ведь я не знаю даже, что будет через минуту. Может быть, сейчас в ресторан зайдет маньяк и перестреляет всех нас.Меня, например, забавляет такое словосочетание, как «Центр планирования семьи». Как это можно планировать? Планирование любви, счастья... Глупость какая-то.

Мы с Юлей все решаем вместе, обсуждаем, куда поехать, что делать дальше. Я не могу прийти и сказать: «Так, завтра будет то, а послезавтра это». Подавление другой личности не идет на пользу никому. Ссоры, бурное обсуждение в семье — это нормально.

Юлька, безусловно,­ та­­лантливый человек, и то, что я ничего не делаю для нее как для творческой единицы, — это, с одной стороны, неправильно. Юля когда-то хотела быть популярной артисткой, она ведь по­явилась за кулисами моего концерта в Екатеринбурге, только после того как прислала записку: «Пожалуйста, по­­могите, музыка — это моя жизнь». Но с другой стороны, я уже делал подобное в жизни. Да и Юля сама хотела бы видеть на первом плане личную жизнь, а карьеру готова отодвинуть. Чтобы стать звездой, надо быть другим человеком, более агрессивным, пробивным. Если человек не эгоист в определенном смысле этого слова, то он по определению никак не может стать звездой. Юлька — изначально другой человек. Чтобы быть все время на сцене, ей придется ломать себя. Хотя... никто не знает скрытых возможностей ее характера.

Счастье для меня — это плоское понятие, потому что оно коротко по времени, как вспышка. Оно ослепляет и не может быть многомерным. Вы не можете оценить красоту вспышки, увидеть ее объемы в 3D. Потом проходит время, зрение восстанавливается, и мы видим реальную картину жизни. Счастье придумано природой именно таким.

Бывает, оно накрывает и меня. Но я не жду его постоянно. Человек не может жить только на вдохе, ему нужно выдыхать — причем так же регулярно, как делать вдох. Так и счастье должно чередоваться с простой жизнью, всегда быть счастливым невозможно...

 

Игорь умеет быть жестким...

— Иногда мы ругаемся, — рассказывает Юля. — Я, правда, не умею орать, истерить, роль стервы — это не мое. Да и Игорь такой человек, который просто не смог бы терпеть скандалы. Но я всегда стою на своем, если чувствую, что права. И точно так же готова признавать свои ошибки. Например, у меня есть отвратительная черта — я все время опаздываю. А Игорь всегда приходит заранее — приезжает на площадку за 15-20 минут до положенного времени. Я собираюсь долго и часто таким образом подвожу его. Он меня ругает, а мне даже ответить нечего, твержу только одно: «Ты прости, я не права». Бывает, иногда его приятно удивляю своим «неопозданием», он в таких случаях смеется: «А что, сегодня что-то случилось?»

Однажды в Майами мы наговорили друг другу лишнего, Игорь утром уехал, а позвонил только вечером: «Давай просто поужинаем, поговорим». Пока ехали в ресторан, Игорь в машине включил мне свою новую песню «СМС», в ней были слова:

Ты не обижайся,
Я скучаю, дорогая моя.

И я поняла, что он написал это для меня. Было очень трогательно!

До встречи с ним я никогда не жила с мужчиной, это мои первые серьезные отношения — такие, где есть совместный быт, где люди шагают нога в ногу. Первое время я, конечно, делала ошибки, вела себя неправильно. Мне кажется, все девушки, приезжающие в Москву из провинции, чересчур наив­ны и простодушны. И мне тоже присуща эта искренность. С одной стороны, эта черта моего характера сразу понравилась Игорю, но с другой стороны, иногда мне это в жизни мешает. Люди все время кажутся мне хорошими. Если бы рядом не было Игоря, я совершила бы гораздо больше ошибок в общении с ними. Он разбирается в людях, а я — полный профан. Я слишком открыта, не могу поставить человека на место, когда нужно. Это очень важное качество — уметь сказать нет и отстоять свои интересы. Игорь умеет быть жестким, а я еще нет.

Зато дома Игорю ни с кем бороться не приходится. Он очень уступчивый, мягкий, нежный, не стесняется своих чувств и эмоций. Главная его любимица — наша собачка Зоя породы карликовый немецкий шпиц. Он ее все время тискает, играет.


Даже с коллегами, которых он знает, уважает, ценит, с которыми прошел целую жизнь, полную трудностей, обид и разочарований, он добр и снисходителен. Недавно был случай: мы выступали на одном концерте, и к Игорю подходили коллеги. «Игорек, пожалуйста, пропусти вперед, — просили они. — Мы торопимся, уступи свой выход». И он всех пропустил! Он считает, что если у артиста есть какая-то причина уехать с концерта раньше, то ему надо помочь. Хотя при этом он был уставшим...

С тех пор как в моей жизни появился Игорь, все стало совсем другим. Первое время было тяжело принимать его плотный график работы, бесконечные переезды. Мне нужно успевать все: быть женой, администратором, артисткой. Еще на мне лежат хозяйственные хлопоты. В Москве у нас есть помощница по дому, незаменимый человек. Но на мне остаются квартиры в Майами и в Юрмале. Приходится что-то готовить, гладить, убирать. Меня это не тяготит, просто тоже требует много времени.

До встречи с Игорем я много путешествовала вместе с родителями, бывала в разных странах, но он открыл для меня новые удивительные места. С ним я полюбила Париж. Как же там красиво! Это город для влюбленных, весь пропитанный историей. Он — словно большая декорация. Кажется, вот сейчас завернешь за угол и увидишь карету, запряженную лошадьми, шикарно одетую даму и ее галантного кавалера. Гуляешь по нему и все время находишь новые романтические места, где приятно стоять и целоваться.

Любимое место Игоря — Майами, именно там он по-настоящему расслаб­ляется, отдыхает. Я как-то спросила его: «Почему ты так любишь этот город?» — «Наверное, потому что я родом с Сахалина, — ответил мне он. — Здесь тоже океан, воздух, я чувствую себя на своей волне». Плюс Игорь обожает морепродукты, рыбу — а там все это в избытке.

Мы почти всегда вместе. Просыпаемся утром, и я готовлю завтрак. Игорь — сторонник правильного питания. Сегодня у нас на столе был творог с ягодами, овсяная каша, апельсиновый сок. Игорь любит чай, а я — заядлая кофеманка. Иногда готовлю оладушки из кабачков или блинчики, но это бывает редко — артистам приходится соблюдать диету. После завтрака Игорь идет на корт соседнего фитнес-клуба играть в теннис. Даже если мы на гастролях, он всегда просит кого-нибудь, чтобы ему нашли хороший корт, и едет туда.

Днем мы обычно разбегаемся по делам, но вечера обязательно проводим вместе. Иногда я устраиваю романтические ужины, зажигаю свечи...

Мы до сих пор не расписались лишь потому, что никак не можем найти время. Мы и в Москве-то почти не бываем: все время какие-то поездки, гастроли.

В прессе писали, что я мечтаю о пышной свадьбе: мол, Юля хотела бы почувствовать себя в этот день настоящей принцессой. Это выдумки. Конечно, как и любой девушке, мне хотелось бы надеть красивое свадебное платье, но просто для того, чтобы съездить в ЗАГС, поулыбаться, сфотографироваться и вернуться домой.

Идеальная свадьба для нас с Игорем — тихая и скромная. Мне была бы неприятна шумиха. В глубине души признаю: все дело просто в том, что я заранее боюсь новой волны неприятных публикаций, злых комментариев, зависти. Кто-то может посчитать, что я веду себя как дурочка, раз обращаю внимание на все эти вещи. Может быть... Но мне не все равно, что обо мне думают и говорят люди. Я считаю, что вся эта негативная энергия, которую направляют в мой адрес люди, не проходит мимо. Свадьба — это дело двоих.

Игорь очаровал мою семью

— Мои родители — хорошо обеспеченные люди, но папа всего добился сам, своим трудом, — продолжает Юля. — Он — нотариус, достаточно известный в Екатеринбурге. Мама живет за ним как за каменной стеной, и я хотела бы для себя того же.

Родители недавно купили дом в Испании. И мы с Игорем именно там решили провести свой небольшой летний отпуск.

Несмотря на сложную, упорную работу, в душе мой папа — лирик, пишет стихи, на этой почве они с Игорем и сошлись. Мои родители не сразу узнали, что я встречаюсь с известным артистом. У нас в семье полная демократия и доверие, папа и мама никогда не вмешивались в нашу с сестрой личную жизнь. Никогда не настаивали, не давили. Они считают, что каждый человек должен сам выбирать свою судьбу, пусть даже он сделает ошибку — это его путь, а жизнь покажет, правильный был выбор или нет. Помню, как-то гостила в Екатеринбурге у родителей и сказала маме: «Если нам домой позвонит певец Игорь Николаев, не подумай, что это шутка, это действительно он!»

И надо признаться, Игорь очаровал мою семью. Когда они увиделись в первый раз, я заглянула в глаза папе и Игорю и увидела, что они оба восхищенно смотрят на меня. В тот момент я сразу же поняла: все будет хорошо. Потом познакомились наши мамы, и мы все вместе поехали в Майами. Отмечать 50-летие Игоря там собралась вся семья, была моя сестра Оля и дочка Игоря — Юля. 

Да, я — девочка-провинциалка!

— Если честно, я до сих пор сражаюсь со стереотипом под названием «девочка-провинциалка», — признается Юля. — Многим кажется, что вот жила-была девочка, этакая акула, приехала она в Москву, нашла себе богатого мужчину и ухватилась за него... Я постоянно чувствую, что ко мне относятся именно так. Слава Богу, это происходит лишь до того момента, пока люди не знакомятся со мной лично.

Я ловлю себя на мысли, что и сама раньше была во власти стереотипов. Когда жила в Екатеринбурге, читала журналы, смотрела телевизор — и была уверена, что подобной любви не бывает, что если мужчина намного старше своей девушки, то это просто расчет с ее стороны. Тем более если он успешный, известный...

В окружении Игоря было много тех, кто не верил мне. Потом мы начинали общаться, и мне говорили: «Надо же, а ты, оказывается, такая интересная, открытая, мы не ожидали!»

Я не могла и предположить, что на меня обрушится такой шквал критики и негатива. И была не готова к этому. Если бы я могла написать письмо в прошлое и что-то посоветовать самой себе, я бы сказала той наивной Юле Проскуряковой: «Не будь столь ранимой, не принимай критику близко к сердцу!» Я понимаю, что гадости обо мне, скорее всего, говорят женщины, какие-то завистницы, и не стоит ждать, что люди за нас искренне порадуются, этого просто не будет.

Пресса, например, сочиняла, что между нами чуть ли не при первой же встрече возникли интимные отношения. Я читала, плакала тогда и думала: «Боже мой, знали бы вы, сколько вокруг Игоря женщин, поклонниц!» Я не думаю, что смогла бы покорить его каким-то интимом — все-таки отношения держатся на более глубоких вещах. А люди, когда пишут подобное, как будто и не думают об этом. Что такого неожиданного может быть в сексе? Чем может удивить 23-летняя девушка человека, который повидал весь мир и встречал самых разных женщин? Думаю, что и Наталья Королева была достаточно темпераментной женой, так что я вряд ли могла чем-то поразить его.

Я не помню, где и как мы с Наташей встретились в первый раз, но я тогда совершенно не волновалась, не боялась этого момента. Я почему-то заранее знала, что ничего плохого не случится. Понимала, что у Наташи уже своя семья, есть муж, ребенок, она вполне счастлива.

Вообще, мне кажется, вся эта ситуация нашего знакомства и дальнейшего общения сильно преувеличена, накручена журналистами. Я читала, что мы с Королевой встретились, окинули друг друга ревнивыми взглядами, что мы даже не здороваемся. На самом же деле мы вполне ровно общаемся: не подруги, но и не враги. Мы с Игорем следим за ее творчеством, радуемся успехам. И уж точно не конкурируем! Я не понимаю, почему подобные вещи приходят людям в голову? С чего кто-то взял, что мы с Натальей должны соперничать, бороться? Когда Игорь познакомился со мной, он уже был в разводе, его отношения с Наташей были в прошлом. Я не уводила его из семьи, поэтому мне не ясно, почему мы должны ненавидеть друг друга? Люди забывают о том, что и у Игоря, и у Наташи своя жизнь. И рядом с ними — уже новые люди, которые их любят.

Первое время я дико переживала, копалась в себе, искала недостатки, думала: может, я действительно плохая? Игорь меня успокаивал: «Ты себя знаешь, как никто другой! Будь уверена в себе и не обращай внимания».

Но пройти мимо этих статей и не расстраиваться я не могу. Приходится уговаривать себя: «Они говорят так, потому что не знают ни меня, ни нашей ситуации, ни самого Игоря. Надо жить позитивно, благодарить Бога за каждый прожитый день, радоваться тому, что есть здесь и сейчас». Этому меня учит Игорь. И я стараюсь жить на этой волне...

Источник: Теленеделя № 35

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Отзывы

  • Жара в Vegas. Игорь Николаев "Не уходи"
    • Коталевская 17.05.2017 15:26
      Спасибо, Игорь Юрьевич за такую классную, красивую песню!!!

      Подробнее...

       
    • Лариса Овсянникова 15.05.2017 14:00
      Браво, брависсимо! Игорь, как всегда великолепен! Очередной шедевр в исполнении гениального Маэстро!

      Подробнее...

       
    • Nastena Volkova 15.05.2017 10:47
      Это новый хит .Меня песня тронула очень.Маэстро браво.Вы создали еще один шедевр. Классная оранжировка.И ...

      Подробнее...

       
    • Алекс@ндра 14.05.2017 21:55
      Только не уходи безусловно станет новым хитом! Игорь поздравляю вас с удачной песней! Мы сегодня ...

      Подробнее...