Игорь Николаев и Александр Левшин
Александр Леонидович Левшин  — советский и российский режиссёр, певец, музыкант, композитор, радиоведущий. Заслуженный артист Российской Федерации, лауреат премии «ТЭФИ», солист ВИА «Коробейники», солист группы «Рецитал». 10 декабря 2015 года состоялась презентация нового альбома Александра Левшина «Зеркало небес», после которого музыкант дал большое интервью  "Эпоха Бескорыстия" для портала Вокально-Инструментальная Эра. Предлагаем выдержки из интервью, в котором артист рассказывал о своей работе с Игорем Николаевым. 

Интервьюер: Георгий Симонян
Источник ВИЭ

-Кто тогда входил в состав «Рецитала»?

Первые полгода, как я уже сказал, руководил «Рециталом» Юра Шахназаров. Работал прекрасный пианист Дмитрий Атовмян. Гениальный музыкант, великолепный аранжировщик! Да и вообще, надо сказать, что армянам джаз легко дается. Дима славился тем, что во время езды за рулем, на машине, мог писать партитуры. Именно Дима написал аранжировки к фильму «Д”Артаньян и три мушкетера», в котором пели «Коробейники».

1980 год группа Рецитал

Вторым клавишником был совсем молоденький Игорь Николаев. Третьим клавишником - Саша Юдов. Барабанщик – Саша Герасимов. На бас-гитаре играл Валера Гришков. Гитарист Талгат Тухтамышев и медная группа – Толя Протасов (труба) и Саша Розанов (саксофон, флейта). Последние трое остались из старого состава, который уехал в Харьков. Протасов был москвич, Розанов – довольно стильный музыкант, был из Адлера, а Талгат, к тому времени, женился на москвичке. На бэк-вокале работали Леша Глызин и Женя Завьялова.

Художником по свету был Николай Коновалов, звукорежиссерами - Володя Гринберг и Виктор Иванов.

В тот момент формировался гастрольный тур в Чехословакию и Западный Берлин. Многих ребят не выпустили заграницу. Алла вынуждена была взять какого-то польского бас-гитариста. Диме Атовмяну пришлось играть на американском синтезаторе Профит, который он не знал. Было очень много накладок. При этом музыканты были классные и как-то выкрутились.

В программе «Как тревожен этот путь» у нас работал Николай Коновалов, художник по свету и мой хороший товарищ. Сейчас Коля руководит фирмой по прокату звука, света.

Он тогда подошел ко мне с одной идеей. Рассказал, что есть намётки, песни. А в это время у нас появилась очень хорошая аппаратура, которую стали собирать в «Олимпийском». Это было как раз кстати.

Так вот, я собрал музыкантов. Там Петя Подгородецкий играет, басист Валентин Лёзов, барабанщик Александр Герасимов, медная секция: Калмыков, Горбунов, Жагун, я - на гитаре, немного Руслан Горобец и, чуть-чуть, Игорь Николаев. Напел свои опусы Николай Коновалов. Виктор Иванов нам это свел. Все это было записано на магнитофонные пленки.

Три портрета Игоря Николаева - Авторская программа Александра Левшина



В Ленинграде на гастролях я встретился со своим знакомым, директором одного модного клуба, в ДК Связи - Александром Ходарковским. Он прослышал про наши записи и предложил сделать видео в его клубе. Мы набрали танцевальную массовку и записали несколько песен. Но поскольку график концертов с Пугачевой был очень плотный, то у нас тогда не получилось выступить с этими песнями. Но с разрешения Аллы мы все-таки стали готовить программу на четырех исполнителей.

-Тогда же появился альбом, записанный с Александром Кальяновым?

Да, это было, когда Игорю Николаеву жить было негде и он полгода жил у меня. Веселое было время. Тогда мы и придумали эти песни. Поначалу они должны были войти в спектакль Галины Волчек «Команда» в «Современнике». Причем исполняли я и Татьяна Анциферова. Спектакль не особо удался, его быстро сняли, но песни остались. И мы записали их с нашим концертным звукорежиссером Сашей Кальяновым. «Свежий запах лип» и другие.

 

Дебютный авторский альбом Игоря Николаева



Так вот получилась программа, в которой сначала пел несколько композиций Горобец, потом совсем молодой Киркоров, дальше пел я и заканчивал Кальянов. Мы играли вживую. Для Киркорова мы сделали шесть песен болгарских композиторов на русские стихи, в основном, Натальи Шемятенковой. Я исполнял песни «Эпитафия №0», «Афганский реквием» и «Открытый взгляд» и другие. Руслан пел несколько танцевальных песен, а Кальянов те песни, которые мы ему написали с Игорем. К нам стали обращаться директора и предлагать гастроли. Я тогда, по сути, стал бригадиром-организатором. Мы объехали полстраны, собирали стадионы и Дворцы спорта.

-Как получилось, что Кальянов вообще запел?

Это Алла придумала. Была такая песня - «Живем мы недолго». И она предложила такой вариант, что мы все стоим на сцене, и вдруг из-за пульта встает мужик и таким низким голосом начинает «Живем мы недолго…». И она дала ему такой старт. Но потом Саша занялся музыкой в стиле шансон.

-Владимир Кузьмин числился в «Рецитале»?

Нет, но он ездил с нами в одной программе. Вместе со своим составом - «Динамик». Это Рыжов, Китаев, Чернавский.

Надо сказать, что это все течение шло из Тульской филармонии. Я имею в виду и появление киевлян у нас, а потом и Кузьмина с «Динамиком». Самым «активным» тусовщиком из всей этой компании был трубач Паша Жагун-Линник. Он стал тогда писать стихи к песням Игоря Николаева. Вообще, киевляне всегда старались держаться вместе. На гастролях в Индии в 1988 году произошел конфликт, который уже давно назревал, между киевлянами и остальными музыкантами. Алла всех зачинщиков уволила. И после этого в коллективе, из всех киевлян, остался только Руслан Горобец, самый спокойный и неконфликтный.